Опасность: истина в действии

«Ошо,
Почему простые массы против тебя, тогда как то, что ты говоришь, нам представляется самой истиной?»

«Вот в точности поэтому — потому что это представляется самой истиной.
Истина опасна, опасна всем тем людям, которые всегда жили вымыслом, красивой ложью, прекрасными снами, утопиями.
Все эти люди обязательно будут смотреть на истину, как на врага, поскольку она потрясает все, во что они верили, и все, чем они жили.
Истина — это смерть всяческой лжи, какой бы утешительной она ни была.
Почему простые люди были против Сократа? Почему массы так антагонистичны по отношению к аль-Хилладжу Мансуру? Почему все ортодоксальное, религиозное, респектабельное общество было против Иисуса? Их единственным преступлением было то, что они говорили нечто, что так потрясающе тревожило людской сон. Никто не хочет, чтобы его тревожили, когда он видит прекрасный сон.
А у людей нет ничего, кроме снов.
Повсюду были торговцы сновидениями, которые продавали сны и эксплуатировали людей, — а взамен ничего не давали.
Все религиозные деятели, вплоть до настоящего времени, были торговцами сновидениями, эксплуататорами людских слабостей.
Да, это слабости. Всякий родившийся человек умрет. Спрятать истину о смерти невозможно.
Сколько можно украшать кладбища? Сады, лужайки, цветы, мраморные надгробия… но невозможно спрятать факт смерти.
Вы можете заметить, что в каждой стране кладбище находится за городом. На самом деле, оно должно быть в точности посреди города, чтобы каждый, проходя мимо, вспоминал о смерти снова и снова — ведь это единственное, что является определенным.
Все остальное лишь вероятно; может случиться, может не случиться. Но смерть — это не вероятность.
Смерть — это единственная определенность во всей вашей жизни.
Что бы ни случилось, смерть настанет. От нее нельзя убежать. От нее никуда не уйти.
Смерть встретит вас повсюду, куда бы вы ни пошли.»
«Простые массы не имеют своего собственного ума. Их формировали, обуславливали, гипнотизировали, им промывали мозги на протяжении столетий непрерывно.
Поэтому, когда что-то говорит такой человек, как я, прежде всего, чтобы слушать это, нужна решимость. Чтобы воспринять это, нужна будет потрясающая смелость, поскольку то, что говорится, горько, то, что говорится, идет против всей вашей обусловленности.
Поэтому лишь очень немногие люди, лишь настоящие искатели истины будут готовы пройти сквозь всю эту суету.
Все будет поставлено с ног на голову: их Бог, их небеса, их ад, их дьявол, их мессии, их пророки.
Между вами и истиной — толстая стена. И все эти люди стоят между вами и истиной. Вы должны будете сказать им: «Пропадите! Отправляйтесь в Орегон!» Это мой перевод слов «Отправляйтесь в ад», которые слишком устарели. Пословицы надо освежать.»
«Вам никуда не нужно отправляться, чтобы найти истину. Ее не даст вам ни Иисус, ни Кришна, ни Будда, ни я. Это не предмет потребления, который вам может кто-то дать.
Только подумайте: если истина — предмет потребления, который может быть вам дан, тогда он может быть у вас и украден, он может быть возвращен, он может быть потерян — с ним может случиться все, что угодно.
Но с истиной ничего не случается. Она случается с вами, но с ней ничего не случается. Она не может быть украдена, она не может быть куплена.»
«Ни одна книга не содержит в себе истины, ни одно слово не содержит ее.
Но вы испытываете удовлетворение, а когда кто-нибудь тревожит ваше удовлетворенное состояние, вы гневаетесь. И, конечно, большинство людей с вами. Это потрясающе помогает вам — так много людей не могут быть не правы.
Истина же никогда не случается толпам, она случается только индивидуальностям.
Всякий раз, когда является истина, она приходит в вибрации индивидуальности, так что индивидуальность всегда противостоит всей толпе.»
«Поэтому если массы против меня, то этого можно было ожидать. Не могло быть иначе, это естественно.
Что неожиданно, так это то, что по всему миру есть немного людей, которые способны встать рядом со мной, которые достаточно смелы для того, чтобы отложить в сторону свои предубеждения и выслушать меня, которые настолько разумны, чтобы узнать истину, когда они встречаются с нею, — какова бы ни была цена, и каковы бы ни были последствия.
На самом деле, никто до меня не имел таких разумных людей, каких я имею по всему миру, людей такого масштаба, таких восприимчивых, таких желающих пройти через испытание огнем.
Да, когда вы направляетесь к истине, это хождение в огонь.
Вы сгорите, вы сгорите полностью. И тогда то, что останется несгоревшим, живым, и есть ваша реальность. Все остальное, что сгорело, было хламом, излитым на вас другими.
Никто не может сжечь истину, но чтобы достигнуть истины, вам нужно отбросить слишком многое, очень много лишнего.
Но я счастлив тем, что, по крайней мере, один процент человечества почти готов прыгнуть и создать первую религию мира — религию истины, сознания — без лжи о Боге, небесах, аде, дьяволе — только чистейшую истину достоинством в двадцать четыре карата.
Даже один процент по всему миру — это потрясающая сила. Вы не должны думать, что это всего лишь один процент против девяносто девяти. Нет, те девяносто девять процентов — это ничто, поскольку в них нет их собственного огня. Они мертвы раньше смерти; они лишь ходячие трупы.
Этот один процент потрясающе силен, потому что эти люди живы.
Их огонь преобразует весь мир. А эти девяносто девять процентов вовсе не считаются.
Поэтому меня не беспокоит, что эти массы думают обо мне. Я озабочен только этим одним процентом разумных людей — тем, что они думают обо мне.»

Ошо
2 декабря 1984 года
Библия Раджниша том 2 Беседа 4